Николай Морозов

Николай Александрович Морозов — российский композитор.

В 1982 году окончил Сызранское музыкальное училище по специальности теория музыки. Учился в Уральской государственной консерватории им. М. П. Мусоргского, которую окончил по классу композиции профессора Николая Михайловича Пузея в 1987 году. С 1987 по 1989 год — проходил в Уральской консерватории ассисентуру-стажировку по классу композиции. С 1987 по 1993 год преподавал композицию и инструментовку в Уральской государственной консерватории, а также был заведующим музыкальной частью Свердловского театра кукол. Член Союза композиторов с 1989 года.

В 1993 году Н. А. Морозов переехал в Санкт-Петербург, преподавал в Академии театрального искусства, Санкт-Петербургской консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова, возглавлял отделение музыкального воспитания в Школе русской драмы им. И. О. Горбачева. С 1998 года по 2013 год возглавлял музыкальную часть Большого Драматического театра им. Г. А. Товстоногова. С 2013 года — заведующий музыкальной частью Государственного драматического театра на Литейном.

Н. А. Морозов широко известен как театральный композитор. Ему принадлежит музыка к спектаклям театров Москвы, Вильнюса, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Красноярска, Челябинска, Ярославля, Петрозаводска, Абакана, Тобольска и др. Спектакли с музыкой Н. А. Морозова гастролировали в театрах Италии, Македонии, Германии, Швейцарии, Чехии, Японии, Румынии, Испании, Литвы, Эстонии, на Крите и др.

Николай Морозов сотрудничает с швейцарским ансамблем Дмитрия Ашкенази и Жана-Поля Греба. Камерная музыка Н. А. Морозова исполняется в России и за рубежом.

Н. А. Морозов участник, организатор и лауреат ряда композиторских, театральных и кинофестивалей.

В июне 2015 года принимал участие в VI Международном фестивале «AKVA-LOO TEMP+» в качестве члена жюри вокальной и театральной секции фестиваля, а также провел ряд мастер-классов на различные темы с преподавателями и участниками мероприятия.

Мы попросили композитора рассказать о своём творчестве.

Путь к музыке был непредсказуем и тернист… Родители не были музыкантами, так что музыка для меня была неожиданным, притягательным миром, в который я с удовольствием погружался, будучи ребенком, не осознавая трудностей и не предполагая будущих перспектив. С детства импровизировал, подбирал любимые мелодии, сочинял, но почти ничего не записывал.

Осознание, что музыка захватила мою жизнь полностью и окончательно, пришло только к 20 годам, вот тогда я и развернул свою жизнь в противоположную сторону. Следствием этого прозрения стало поступление в музыкальную школу, которую экстерном окончил как пианист, затем последовали теоретическое отделение Сызранского музыкального училища, композиторский факультет Уральской консерватории и аспирантура-стажировка.

Переезд в Санкт-Петербург предоставил возможность окунуться в театральный мир, и вот уже много лет с удовольствием сотрудничаю с различными театрами, пишу музыку к спектаклям, периодически обращаясь и к другим жанрам.

В 2004 году поступило предложение поучаствовать в одном из фестивалей современной музыки в Москве. Фестиваль посвящался исключительно миниатюре. Представленные сочинения должны были по длительности быть не более минуты, а если использовалась циклическая форма, то звучание не должно было превышать трех минут. Более того… предлагались так же и конкретные составы музыкантов, которые в дальнейшем исполняли написанные произведения.

Так родился, а потом и впервые был исполнен на этом фестивале, мини-диптих на стихи испанского писателя-романтика Густаво Адольфо Беккера для сопрано, саксофона и фортепиано, который получил название «Сделай один лишь глоток».

Заявленные временные рамки диптиха требовали максимальной концентрации при сочинении, но такая же концентрация требуется и от слушателей, и от исполнителей.

Два стихотворения (в переводах М. Самаева и Б. Дубина), написанные поэтом в разное время, но соединенные композитором вместе, дополняют друг друга и позволяют ощутить целостную драматургию всего произведения.

В музыке меня всегда привлекала образность и красота. Современная техника композиторского письма, новые приемы звучания инструментов — хороши лишь тогда, когда они несут хоть какой-то смысл. Бесконечные скрипы, постукивания, шипения, треск, шуршания и прочие современные приемы звукоизвлечения перестали удивлять, а стали привычным атрибутом сочинений современных композиторов.

Музыка современности стала цеховой, замкнутой, подчас она привлекает лишь узкий круг профессионалов. На самом же деле музыка должна оставаться музыкой и нести в мир прекрасное и возвышенное, заставляя думать, сопереживать и делать человека лучше.

Именно эти цели я преследовал при сочинении диптиха.

Официальный сайт Николая Морозова

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *